В Кировском суде Омска продолжается процесс по делу Ярослава, сына омской журналистки Натальи Гергерт. Молодого человека обвиняют по ст. 282 УК РФ. В доказательной базе один лишь факт – на его странице «ВКонтакте» около 3-х лет назад появился пост с нацистской символикой. Сам Ярослав утверждает, что сообщение со свастикой оставил неизвестный спамер, а он после обнаружения сразу же удалил чужой материал. Но здравые доводы следствием не рассматриваются, тем более что сотрудники Центра «Э» успели сделать скриншот картинки. На месте Ярослава мог оказаться любой человек, зарегистрированный в социальной сети. По заключению столичного Центра Технических Экспертиз, как таковых аккаунтов «ВКонтакте» нет и зайти на страницу может любой пользователь.

Это одна из проблем, из-за которой количество дел по «экстремизму» растет с геометрической прогрессией. Получая гневно-обличительную поддержку некоторых СМИ, такие «преступления» используются, прежде всего, для манипуляции общественным мнением. Как считают представители Открытой России, дело Ярослава М. очередное тому подтверждение.

Но у ситуации есть еще одна подоплёка. Дело в том, что Ярослав является сыном известной независимой журналистки Натальи Гергерт, которая занимает должность заместителя главного редактора «Новой газеты-Регион» и пишет весьма нелицеприятные для власти и силовиков статьи.

Охота на «экстремиста» длится уже более 2,5 лет. Сбор «доказательств» следователи Омского СУ СК начали с опроса соседей. Причем учитывались показания даже тех, кто в «момент преступления» проживал совсем в другом месте. Техническую экспертизу возможности входа постороннего лица на страницу Ярослава прокуратура посчитала излишней, заменив ее личным мнением сотрудника «Омских кабельных сетей». Известно, что эксперт Центра, выпускник МВТУ им. Баумана, не просто дал заключение о незащищенности аккаунтов пользователей «ВКонтакте», но и подробно описал 7 способов оставить на их страницах сообщения. Однако гособвинение не хочет признавать очевидное и ссылается опять-таки на мнение специалиста со среднетехническим образованием. Справедливости ради нужно отметить, что работник «ОКС» в ходе заседания согласился, что оставить пост на чужой странице в принципе возможно, но услышан он уже не был.

Не слышат и не видят представители обвинения и сообщений о резонансных хакерских атаках на сайты, которые, казалось бы, имеют высшую степень защиты. Стоит вспомнить хотя бы скандал о вмешательстве России в американские президентские выборы. Отвечая на вопросы журналиста Мегана Келли, В.В. Путин рассказал о специалистах, с легкостью меняющих IP-адреса и взламывающих любые пароли и т.д. И вообще, как считает президент, «это не доказательства». Но именно основываясь на таких «доказательствах» в России за 2015-2016 г. признаны виновными в экстремизме 1313 человек.

Трехлетняя эпопея об экстремизме сына журналистки продолжается, несмотря на все нестыковки и явную подтасовку. Почему, например, взяты во внимание данные оперативно-розыскных мероприятий «Центра Э», хотя санкция на их проведения была получена незаконно? Почему засекретили свидетелей, которым, по их же словам, никто не угрожал, и почему эти же свидетели не могут вспомнить, кто их опрашивал: следователь-мужчина или женщина? Почему понятая не знает, под каким текстом ставила подпись?

Наталья Гегерт

Может дело не в Ярославе, а в его матери? В последнее время она публиковала в СМИ слишком острые материалы о медицинском беспределе. Это, конечно, не нравилось представителям облздравотдела, который возглавляет сын бывшего начальника Омского ОВД.  А сфабрикованное дело на самого родного человека – это классический метод давления на несговорчивых оппонентов. Не смогли ничего накопать и насобирать на саму Наталью и взялись за её сына? К сожалению в России такое происходит слишком часто....