Независимость судей и их подчинение исключительно законодательству — закрепленное в Конституции России положение как гарантия и основа правосудия и безопасности. На деле же подобная независимость трактуется совсем иначе и трансформируется в самоуправство и безнаказанность.

А отсутствие внешнего контроля — это уже коррупционный фактор, позволяющий  толковать законодательство на собственное усмотрение и исходя из личных убеждений и мотивов. Один из самых простых примеров — разница между наиболее легким и тяжелым наказанием за одно и тоже деяние. В отличие от Англии, где вот уже в течении почти тысячи лет используется прецедентное право, Российская Федерация снова пошла по собственному пути изобретения извечного велосипеда. Каждый факт рассматривается самостоятельно, применяется индивидуальных подход без учета аналогичных дел. Но подобный подход не означает справедливости, ведь за одно и тоже деяние следует различное наказание, вплоть до того, что один из преступников остается на свободе, получая условный срок, другой же, сидит «на полную катушку». Такое индивидуальный подход уже позволил некоторым высокопоставленным российским взяточникам отделаться легким испугом вместо длительного тюремного заключения.

Но если бы эта беда была единственной, то решить ее можно было достаточно простыми решениями. Проблемы глубже и глобальнее.

Еще одной проблемой, мешающей российскому правосудию нормально работать, — методика отбора судей. Так исторически сложилось, что судьей может стать либо бывшие силовик (полицейский, следователь, прокурор и т.п.), либо работник судебной системы.  В свою очередь, судьи, прокуроры и следователи — это уже устойчиво сложившая система, зачастую очень коррумпированная. Следствием такой практики является как глобальный перекос в сторону вынесения обвинительных приговоров, так и трудность выявления коррумпированности в закрытой среде.

В конце концов, есть и перегруженность судебной системы делами и судебными ошибками. Со слов бывшего прокурора Алексея Федярова, приблизительно 81% обвинительных приговоров по уголовным делам вынесено по процедуре в особом порядке. За цифрой процента стоят реальные люди, доказательство вины которых не рассматривались вообще, но при этом большинство из них получили реальные сроки заключения.


Уже нормальной практикой является то, что судьи подходят к своей деятельности поверхностно.  Не секрет, что тесты приговоров многими страницами скопированы из обвинительных заключений. Суды перегружены, отчасти поэтому судьи идут на прямые нарушения и позволяют своим доверенным лицам (секретарям, помощникам и т.п.) не только оформлять незначительные документы, но  выносить решения.  

За минувшие четверть века появился порядок досудебного соглашения, особый порядок рассмотрения дел, мировые судьи, арбитражные суды, апелляционные инстанции. Все это задумывалось и внедрялось с целью разгрузить суд, но получилось совершенно наоборот. Подробно и детально изучаться доказательства по каждому делу у судей нет возможности, да и стремление отсутствует. Судей всё устраивает.


Безнаказанность и бесконтрольность влечёт «раздолбайство», коррупцию и многочисленные судебные ошибки, как неумышленные, так и выгодно преднамеренные и прибыльные. При этом «поймать с поличным» вороватых судей почти невозможно, если только не попадутся честные следователи, которым всё как есть расскажут честные помощники и секретари судей, да найдутся смелые истцы и ответчики. Но кто ж на такое пойдёт? Это же система!

Сломать коррумпированную «систему» правосудия может только глобальная реформа. По своей реализации она должна быть глобальнее постсоветского реформирования системы правосудия и  сменой всех региональных и федеральных судей, которые утратили доверие общественности.