Восемь объявленных в розыск предпринимателей из списка бизнес-омбудсмена Бориса Титова заявили об отсутствии прогресса в деле их возвращения на родину. Напомню, в список Титова вошли бизнесмены, которые в настоящее время находятся за границей по причине уголовного преследования в России, но виновность которых вызывает большие сомнения. В список вхожу и я – Константин Дюльгеров.

Уже неоднократно с самых высоких трибун заявлялось о нецелесообразности уголовных дел в отношении бизнесменов из «списка Титова», обещалось, что скоро во всём разберутся, амнистируют или найдут другие решения . Но «воз и ныне там». Сейчас преследуемые бизнесмены вновь вынуждены обращать на себя внимание и писать в Администрацию Президента России. Авторы жалуются на отсутствие подвижек в их делах, в том числе и в части того, что они рассчитывали на передачу уголовных дел из ведения следователей в регионах в центральный аппарат СК для объективного расследования.

Обращение подписали восемь бизнесменов: Евгений Рыжов, Владимир Зюзин, Алексей Шматко, Азамат Кильдигушев, Евгений Петров, Леонид Кураев, Василий Дякун и Виктор Ламаш.

Только по стечению обстоятельств я не смог своевременно присоединиться к данной инициативе, но просьбу о необходимости активизировать работу по нашим делам абсолютно поддерживаю.

Напомню, многие из «списка Титова», в том числе и я, настаивают на своей невиновности и незаконности уголовного преследования. В моём деле, например, так и вовсе нет ущерба, его можно прекращать хоть сегодня.

Необходимо признать, что команда под руководством Бориса Титова пытается что-то сделать по нашим делам, ведет переписку с правоохранительными органами и пробует отстоять наши законные права. общественный уполномоченный при омбудсмене Александр Хуруджи сообщил, что «по каждому фигуранту списка найдено индивидуальное решение, и вскоре можно ожидать новых возвращений».

Хотелось бы верить! Но в то, что правоохранители делают все возможное для объективного разбирательства в наших делах, а тем более в скорое благополучное их завершение, совсем не верится.